Как устроены «лагеря политического перевоспитания» в Синьцзяне
Мир

Как устроены «лагеря политического перевоспитания» в Синьцзяне

Информагентство «Казинформ» опубликовало репортаж о том, как «лечат» от экстремизма в «лагерях политического перевоспитания» в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая.

Как устроены «лагеря политического перевоспитания» в Синьцзяне

Иллюстративное фото Reuters

Китай впервые допустил репортеров международных СМИ к ознакомлению с образцовыми профессионально-техническими центрами («лагеря политического перевоспитания») СУАР. В пресс-туре принял участие и корреспондент МИА «Казинформ» в КНР. Маршрут и план посещения объектов были определены исключительно китайской стороной.

Журналистов привезли в профтехцентр Кашгара. Здесь содержатся 2 тыс. человек, преимущественно кашгарских уйгуров в возрасте от 20 до 40 лет, есть и старше, но их уже меньше. Две трети - мужчины. Как утверждают представители администрации центра, это самое крупное подобное учреждение не только в Южном Синьцзяне, но и во всем СУАР. Центр был создан в конце 2017 года. К настоящему времени в нем прошли обучение и выпустились около 1 тыс. человек.

Всего таких центров в Кашгарском округе создано 11. Власти Поднебесной утверждают, что целью центров являются обучение китайскому языку, законодательству КНР и рабочей специальности. Эти меры предупредительные, чтобы люди не увлекались деструктивными идеями.

Иностранных журналистов ознакомили с образцово-показательным учебным процессом: уроки китайского языка, законодательства Китая, физкультуры, искусства - пение и танцы.

В присутствии сопровождающих лиц воспитанники центра рассказывают, как они очутились в этом заведении. Все озвученные истории практически одинаковы.

«Я нарушила законы Китая - подверглась идеям религиозного экстремизма, смотрела сама и распространяла среди своих друзей видео религиозно-экстремистского содержания. Здесь я изучаю швейное дело. Каждую неделю мы посещаем своих родных дома», - сообщила 25-летняя уйгурка по имени Турдыгуль.

По словам еще одной воспитанницы Биликкыз, молиться в учебном заведении запрещено, однако это можно делать на выходных во время выхода в город.

В мужском общежитии проживают по шесть человек в комнате. Умывальник и унитаз расположены здесь же за небольшой ширмой. В коридоре находится стационарный городской телефон, по которому в свободное от учебы время разрешается звонить домой. Сотовые телефоны запрещены.

По словам представителей администрации, в столовой кормят три раза в день.

Истории воспитанников центров, которых сотрудники СМИ опрашивали, похожи друг на друга. Все в унисон повторяют, что были «заражены идеологией экстремизма» и намерены вернуться в свои семьи, овладев китайским языком, изучив законодательство и освоив рабочую профессию для зарабатывания денег.

Журналистов также интересовал вопрос периодического посещения чиновниками-ханьцами семей из числа этнических меньшинств. Это тоже постоянно обсуждается в СМИ. Чем вызвано такое решение?

Корреспондентов привезли в дом Мухаббата Мамета, семья которого попала под действие программы «Становление семьей». За ним закреплен секретарь местной партийной ячейки КПК Чжан Цзи. В его задачи входят периодически навещать семью, помогать учить китайский язык и законы КНР, проводить разъяснение относительно решений коммунистической партии и правительства. Сам Чжан Цзи называет Мамета старшим братом и говорит, что сроднился с его семьей.

Программа «Становление семьей» проводится в Синьцзяне повсеместно и, как утверждают представители китайских властей, направлена на развитие гармоничных межнациональных отношений. Сам же Мамет никак не прокомментировал такую опеку над своей семьей, а просто сидел и молчал.